21 Апреля Воскресенье 09:42 Расширенный поиск

Регистрация Забыли свой пароль?
Вход на сайт
пуровская телерадиокомпания «луч»
Новости
12.04.2019

Мы вспоминаем о времени прошлом…

До великого праздника Дня победы осталось меньше месяца. С каждым годом участников Великой Отечественной войны становится все меньше. Алла Ислаева пообщалась с теми, кто стал ее очевидцами в детском возрасте, и узнала их непростые судьбы. Ей слово.

Николай Коваль, ребёнок Великой Отечественной войны:

— Детство мое – это взрывы снарядов, детство моё – это пепел и дым. Это отец, уходивший в солдаты, в раз поседевшая мать рядом с ним.

Николай Коваль – очевидец войны. Когда немцы оккупировали его деревню, ему было всего 4 года. Рассказывает, что страшно было не то, что немцы кругом, самыми жестокими были предатели-полицаи.

Николай Коваль, ребёнок Великой Отечественной войны:

— Полицаи пришли. Вот это начались издеваться, по-черному. У бабки была машинка «Зингер», и, видать, кто-то сказал или что-то, что они пришли. А она не открывала, ну, потому что такое время. Что не открывала, да вот, говорит, страшно. Вот. Где машинка «Зингер»? Она говорит: «Дочери отдала». Ну, и он подошел, я как раз на печке. Он меня вот так взял за шкирку, как говорят. Если только не будет машинки, в следующий раз приедем, и мы, говорит, твоего щенка убьем. И бросил вот так вот меня.

Светлана Аршакунян – одна из многих, кто побывал в оккупации. Еще ребенком она пережила все ужасы войны. Когда немцы пришли в деревню, она с мамой и маленькой сестрой пряталась в погребе, без еды и воды.

Светлана Аршакунян, ребёнок Великой Отечественной войны:

— И был уже мамин двоюродный племянник. Ему было десять лет. Петя его звали. И вот как перестают бомбить, этого Петю посылают в хату, и он ползком ползет и прикатит тыкву. И сам туда в погреб. То ли немец, то ли что проследил, и он эту тыкву, значит, закатил и только встал на лестницу, туда спуститься на эту лестницу. И он ему прямо в голову, и насмерть, и этот ребенок покатился.

Когда началась война Галина Старовойтова была еще младенцем. Тогда Галине Тихоновне было всего двадцать два дня. Однако ей тоже есть что рассказать. В памяти осталось самое яркое воспоминание, как ее отец вернулся с войны.

Галина Старовойтова, ребёнок Великой Отечественной войны:

— Ну, где-то мне уже 4 года было. Я его вообще не видела ни разу. И до меня еще двое детей, они более к ним. Ну, а я залезла на печь, спряталась. Дядя чужой. Я думала, что это немец. Тогда в тоже время все немцы, немцы, и пряталась. И он поздоровался. Это мне осталось в памяти моей. И говорит: «Ну иди, детонька, иди доченька. Галочка, доченька, иди, я отец». Я говорю: «Ты не отец мне. Я тебя не знаю. Ты дядя чужой. Мой отец воюет».

Девятое ая для них самый главный праздник в году. Современникам они желают только одного – мирного неба над головой. (архив)

Николай Коваль, ребёнок Великой Отечественной войны:

— Детство ушло, но забыть нам непросто эти тревожные грозные дни. Мы вспоминаем о времени прошлом вместе с мамой, оставшись одни.

Фотолента

Комментарии:
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться.

Апрель, 2019
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
Опрос Все опросы >>

Какие программы вы предпочитаете смотреть?